Харитонов Николай Васильевич

Николай Харитонов родился 1 января 1920 года в селе Пусто-­Ярославль Владимирской области. Рос в семье крестьянина. После окончания средней школы в 1935 году приехал в Москву, работал штукатуром на ТЭЦ. Начальные лётные навыки получил в аэроклубе.

      В Красной Армии с 1937 года. В 1940 году окончил Борисоглебское военное авиационное училище летчиков.

     С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Летая на «Як-1», сражался в небе Белоруссии в составе 521­-го авиаполка. Затем сражался с врагом в небе Минска и Вязьмы. На Западном фронте произвёл 125 боевых вылетов, имел 2 сбитых самолёта в паре. Был тяжело ранен и находился на излечении в госпитале.

     На Сталинградском и Донском фронтах старший лейтенант Харитонов совершил 72 боевых вылетов. Участвовал в 41 воздушном бою. К февралю 1943 года в воздушных боях сбил 7 самолетов лично и 7 ­ в группе. Дважды был ранен.

     К маю 1943 года произвел ещё 28 боевых вылетов, из них: на блокировку противника - 11, на охоту за транспортными самолётами - 6. Провёл 12 воздушных боев, в которых сбил лично 4 машины, в паре и группе - по одной.

     Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Харитонову Николаю Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

     Войну заканчивал в составе 56­ гвардейского истребительного авиационного полка. Воевал на Курской дуге, под Минском и Брестом, Варшавой и Познанью, над Одером. Всего совершил свыше 300 боевых вылетов. Проведя 100 воздушных боев, довел счет побед до 23.

     После войны продолжал служить в ВВС. В 1955 году окончил Военно­-Воздушную академию. С сентября 1956 года являлся ответственным дежурным по командному пункту 29-й истребительной авиационной дивизии 29 воздушной армии Сахалина. С августа 1958 года был заместителем начальника штаба, начальником командного пункта 29 истребительной авиационной дивизии 1 Отдельной Дальневосточной армии. С 1960 года полковник Харитонов в запасе. Жил в Москве.

     Скончался 11 сентября 1988 года. Похоронен на Кунцевском кладбище.

     Награжден орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, 2 орденами Отечественной войны 1-­й степени, орденом Красной Звезды и 10 медалями.

Из воспоминаний сослуживцев...|close

Из воспоминаний сослуживцев...|close

   Николай Васильевич Харитонов прошёл с боями от Москвы до Берлина. Не однажды горел в воздухе, был тяжело ранен, пропадал без вести, но неизменно возвращался в строй, садился в кабину истребителя и снова устремлялся на врага. Был в самом пекле многих воздушных сражений.

     Особенно запомнилось Николаю Харитонову 5 ноября 1941 года. Запомнилось потому, что в этот день он прошёл настоящее испытание на крепость нервов, выдержку и стойкость характера и достойно выдержал его.

     В Подмосковье была сплошная облачность. Вынырнув на своём «Яке» под нижнюю кромку облаков, Харитонов заметил большой транспортный обоз противника, двигавшийся к линии фронта. Не раздумывая, бросил самолет в атаку. Поражённые меткими очередями, вспыхнули головные машины. Движение колонны застопорилось. Враги в панике заметались. Не дав им опомниться, Николай развернул самолет и снова обрушил на колонну шквал огня. Третья, четвёртая атаки ­ пока не израсходован весь боезапас до последнего патрона. Враги заметались в панике. Движение колонны застопорилось. Новый шквал огня. И вот уже запылал обоз. Начали рваться боеприпасы...

     Задание было успешно выполнено. Но в этот момент из облаков на Харитонова свалились 2 «Ме­-109». Они прижали его к земле, знаками подали команду: «Следуй за нами».

     Харитонов только крепче сжал ручку управления и резко развернул свою машину вправо, навстречу врагу. «Только таран» ­ решил лётчик. Нажал на гашетку и отпустил её лишь тогда, когда «Мессер» задымил, а затем камнем устремился к земле. Но и «Як» Харитонова получил смертельную дозу свинца. Немец, шедший от него слева, успел выпустить длинную очередь. Николай с трудом вывел машину в горизонтальный полёт и, пользуясь низкой облачностью, оторвался от «Мессера». И только здесь он заметил, что горючее на исходе. К тому же самолёт почти не управлялся. Надо было срочно решать: выпрыгивать с парашютом или идти на вынужденную посадку.

    «Выпрыгнуть из самолёта невозможно, ­ размышлял лётчик. ­Малая высота. Не успеет раскрыться парашют. Посадить же истребитель в незнакомой местности ­ огромный риск. И всё же надо попытаться это сделать. Другого выхода нет».

     Харитонов полностью выбрал ручку управления на себя. Самолет плюхнулся на тонкие березы, которые смягчили удар. Лётчик потерял сознание. Очнулся он уже в госпитале, с перебитой у плеча рукой, со многими мелкими ранами на лице, груди и ногах.

     Николай Харитонов был молод, любил жизнь, своих товарищей. Находясь в госпитале, подолгу любовался восходом солнца, восхищался его закатом, много читал, мечтал. Он щедро делился с фронтовыми друзьями последним сухарем, последней папиросой, заветными мыслями.

     После госпиталя он снова активно включился в боевую работу, хотя ему предлагали отдохнуть, подлечиться. И надо было видеть, с какой яростью дрался Николай в небе над Сталинградом. Не спасали врагов от его огневых атак ни маневренность «Мессеров», ни броня «Фоккеров».

     Как ­ то раз в районе Сталинграда, когда советские войска добивали окружённую группировку врага, Николай Харитонов, подлетая к аэродрому Большая Россошка, заметил, как оттуда начал подниматься 4­-моторный «FW­-200». «Не уйдёшь!» ­ решил Харитонов и бросил свой «Як» в пике. Он выпустил пулемётную очередь, другую. На вражеском самолёте загорелся правый мотор, но машина всё ещё держалась в воздухе и продолжала уходить. Тогда Николай ударил по врагу всей огневой мощью своего истребителя и заставил его пойти на посадку.

     Позже выяснилось, что в самолёте находились высокие чины из окружения самого Паулюса, много крупных штабных и тыловых работников. И уже на другой день на гимнастёрке Харитонова засверкал орден Красного Знамени ­ первый из боевых орденов, полученный им с начала войны.

     Вскоре полк, в составе которого сражался Николай Харитонов, был преобразован в Гвардейский. Никогда не забыть лётчику вручение полку Гвардейского знамени. На лицевой стороне полотнища он увидел портрет Ленина, а над ним слова: «За нашу Советскую Родину!» Внизу надпись «СССР». На обратной стороне ­ золотая пятиконечная звезда.

     Вскоре такая же звезда украсила грудь и Николая Харитонова. 1 Мая 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

     Получал награду в Кремле. Его вызвали в Москву с фронта. Ехал и волновался, собирался с мыслями, готовился к встрече с Михаилом Ивановичем Калининым. Думал, как подойдёт к нему, что скажет в ответ на вручение высокой награды. В Кремль явился пораньше. Предъявил документы. Прошёл в указанный зал. Увидел себя в большом зеркале во весь рост и ахнул. Как ни стирал в гостинице хлопчатобумажную гимнастёрку и брюки, выглядели они невзрачно: слишком уж вылиняли. Ещё хуже дело обстояло с сапогами. Кирза есть кирза, да к тому же потрескавшаяся. Никаким кремом не заставишь её блестеть. «Худо дело, герой», иронически улыбнулся Харитонов и сел на самый задний ряд мягких кресел. «Всё ­таки не на глазах буду торчать, ­подумал лётчик. Вызовут не первым. В общем потоке награждаемых, возможно и проскользну незамеченным».

     Однако всё оказалось наоборот. Награждаемых было совсем немного, человек 10, не больше: разведчики, моряки танкисты, пограничники и писатель Фёдор Гладков. Звезду Героя вручали только ему, Николаю Харитонову. Естественно, что в списке награждённых его фамилия стояла первой. Обращаясь к награждённым фронтовикам, Михаил Иванович сказал, что трудная у них дорога. Нет и не будет ещё долгое время покоя ни на земле, ни на море, ни в воздухе. И всё же завидна солдатская служба. Он, солдат, сражается за советскую Родину. «Смело идите навстречу врагу. Наше дело правое, победа будет за нами» ­так закончил свою краткую речь Калинин.

     Как -то раз перед вылетом на боевое задание ведомый Харитонова комсомолец Борис Баранов сказал: «Я люблю свою Родину. Готов отдать за неё свою кровь до последней капли. Пока дышу, буду уничтожать фашистских захватчиков».

     Боевые подвиги Харитонова ­ вершина силы человеческого духа. В его фронтовых делах, в подвигах его боевых друзей сконцентрировались сыновняя любовь к Родине, непоколебимая вера в правоту того дела, за которое они шли в схватку с врагом, соединились воедино отвага и дисциплина, честь и совесть советских патриотов.

Из воспоминаний сослуживца.

11.09.1988

Харитонов Николай Васильевич

Герой Советского Союза
Дата рождения: 1 января 1920 года (99 лет назад)
Дата смерти: 11 сентября 1988 года (31 год назад)
  • Показать статью

    Николай Харитонов родился 1 января 1920 года в селе Пусто-­Ярославль Владимирской области. Рос в семье крестьянина. После окончания средней школы в 1935 году приехал в Москву, работал штукатуром на ТЭЦ. Начальные лётные навыки получил в аэроклубе.

          В Красной Армии с 1937 года. В 1940 году окончил Борисоглебское военное авиационное училище летчиков.

         С июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Летая на «Як-1», сражался в небе Белоруссии в составе 521­-го авиаполка. Затем сражался с врагом в небе Минска и Вязьмы. На Западном фронте произвёл 125 боевых вылетов, имел 2 сбитых самолёта в паре. Был тяжело ранен и находился на излечении в госпитале.

         На Сталинградском и Донском фронтах старший лейтенант Харитонов совершил 72 боевых вылетов. Участвовал в 41 воздушном бою. К февралю 1943 года в воздушных боях сбил 7 самолетов лично и 7 ­ в группе. Дважды был ранен.

         К маю 1943 года произвел ещё 28 боевых вылетов, из них: на блокировку противника - 11, на охоту за транспортными самолётами - 6. Провёл 12 воздушных боев, в которых сбил лично 4 машины, в паре и группе - по одной.

         Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Харитонову Николаю Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

         Войну заканчивал в составе 56­ гвардейского истребительного авиационного полка. Воевал на Курской дуге, под Минском и Брестом, Варшавой и Познанью, над Одером. Всего совершил свыше 300 боевых вылетов. Проведя 100 воздушных боев, довел счет побед до 23.

         После войны продолжал служить в ВВС. В 1955 году окончил Военно­-Воздушную академию. С сентября 1956 года являлся ответственным дежурным по командному пункту 29-й истребительной авиационной дивизии 29 воздушной армии Сахалина. С августа 1958 года был заместителем начальника штаба, начальником командного пункта 29 истребительной авиационной дивизии 1 Отдельной Дальневосточной армии. С 1960 года полковник Харитонов в запасе. Жил в Москве.

         Скончался 11 сентября 1988 года. Похоронен на Кунцевском кладбище.

         Награжден орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, 2 орденами Отечественной войны 1-­й степени, орденом Красной Звезды и 10 медалями.

    Из воспоминаний сослуживцев...|close

    Из воспоминаний сослуживцев...|close

       Николай Васильевич Харитонов прошёл с боями от Москвы до Берлина. Не однажды горел в воздухе, был тяжело ранен, пропадал без вести, но неизменно возвращался в строй, садился в кабину истребителя и снова устремлялся на врага. Был в самом пекле многих воздушных сражений.

         Особенно запомнилось Николаю Харитонову 5 ноября 1941 года. Запомнилось потому, что в этот день он прошёл настоящее испытание на крепость нервов, выдержку и стойкость характера и достойно выдержал его.

         В Подмосковье была сплошная облачность. Вынырнув на своём «Яке» под нижнюю кромку облаков, Харитонов заметил большой транспортный обоз противника, двигавшийся к линии фронта. Не раздумывая, бросил самолет в атаку. Поражённые меткими очередями, вспыхнули головные машины. Движение колонны застопорилось. Враги в панике заметались. Не дав им опомниться, Николай развернул самолет и снова обрушил на колонну шквал огня. Третья, четвёртая атаки ­ пока не израсходован весь боезапас до последнего патрона. Враги заметались в панике. Движение колонны застопорилось. Новый шквал огня. И вот уже запылал обоз. Начали рваться боеприпасы...

         Задание было успешно выполнено. Но в этот момент из облаков на Харитонова свалились 2 «Ме­-109». Они прижали его к земле, знаками подали команду: «Следуй за нами».

         Харитонов только крепче сжал ручку управления и резко развернул свою машину вправо, навстречу врагу. «Только таран» ­ решил лётчик. Нажал на гашетку и отпустил её лишь тогда, когда «Мессер» задымил, а затем камнем устремился к земле. Но и «Як» Харитонова получил смертельную дозу свинца. Немец, шедший от него слева, успел выпустить длинную очередь. Николай с трудом вывел машину в горизонтальный полёт и, пользуясь низкой облачностью, оторвался от «Мессера». И только здесь он заметил, что горючее на исходе. К тому же самолёт почти не управлялся. Надо было срочно решать: выпрыгивать с парашютом или идти на вынужденную посадку.

        «Выпрыгнуть из самолёта невозможно, ­ размышлял лётчик. ­Малая высота. Не успеет раскрыться парашют. Посадить же истребитель в незнакомой местности ­ огромный риск. И всё же надо попытаться это сделать. Другого выхода нет».

         Харитонов полностью выбрал ручку управления на себя. Самолет плюхнулся на тонкие березы, которые смягчили удар. Лётчик потерял сознание. Очнулся он уже в госпитале, с перебитой у плеча рукой, со многими мелкими ранами на лице, груди и ногах.

         Николай Харитонов был молод, любил жизнь, своих товарищей. Находясь в госпитале, подолгу любовался восходом солнца, восхищался его закатом, много читал, мечтал. Он щедро делился с фронтовыми друзьями последним сухарем, последней папиросой, заветными мыслями.

         После госпиталя он снова активно включился в боевую работу, хотя ему предлагали отдохнуть, подлечиться. И надо было видеть, с какой яростью дрался Николай в небе над Сталинградом. Не спасали врагов от его огневых атак ни маневренность «Мессеров», ни броня «Фоккеров».

         Как ­ то раз в районе Сталинграда, когда советские войска добивали окружённую группировку врага, Николай Харитонов, подлетая к аэродрому Большая Россошка, заметил, как оттуда начал подниматься 4­-моторный «FW­-200». «Не уйдёшь!» ­ решил Харитонов и бросил свой «Як» в пике. Он выпустил пулемётную очередь, другую. На вражеском самолёте загорелся правый мотор, но машина всё ещё держалась в воздухе и продолжала уходить. Тогда Николай ударил по врагу всей огневой мощью своего истребителя и заставил его пойти на посадку.

         Позже выяснилось, что в самолёте находились высокие чины из окружения самого Паулюса, много крупных штабных и тыловых работников. И уже на другой день на гимнастёрке Харитонова засверкал орден Красного Знамени ­ первый из боевых орденов, полученный им с начала войны.

         Вскоре полк, в составе которого сражался Николай Харитонов, был преобразован в Гвардейский. Никогда не забыть лётчику вручение полку Гвардейского знамени. На лицевой стороне полотнища он увидел портрет Ленина, а над ним слова: «За нашу Советскую Родину!» Внизу надпись «СССР». На обратной стороне ­ золотая пятиконечная звезда.

         Вскоре такая же звезда украсила грудь и Николая Харитонова. 1 Мая 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

         Получал награду в Кремле. Его вызвали в Москву с фронта. Ехал и волновался, собирался с мыслями, готовился к встрече с Михаилом Ивановичем Калининым. Думал, как подойдёт к нему, что скажет в ответ на вручение высокой награды. В Кремль явился пораньше. Предъявил документы. Прошёл в указанный зал. Увидел себя в большом зеркале во весь рост и ахнул. Как ни стирал в гостинице хлопчатобумажную гимнастёрку и брюки, выглядели они невзрачно: слишком уж вылиняли. Ещё хуже дело обстояло с сапогами. Кирза есть кирза, да к тому же потрескавшаяся. Никаким кремом не заставишь её блестеть. «Худо дело, герой», иронически улыбнулся Харитонов и сел на самый задний ряд мягких кресел. «Всё ­таки не на глазах буду торчать, ­подумал лётчик. Вызовут не первым. В общем потоке награждаемых, возможно и проскользну незамеченным».

         Однако всё оказалось наоборот. Награждаемых было совсем немного, человек 10, не больше: разведчики, моряки танкисты, пограничники и писатель Фёдор Гладков. Звезду Героя вручали только ему, Николаю Харитонову. Естественно, что в списке награждённых его фамилия стояла первой. Обращаясь к награждённым фронтовикам, Михаил Иванович сказал, что трудная у них дорога. Нет и не будет ещё долгое время покоя ни на земле, ни на море, ни в воздухе. И всё же завидна солдатская служба. Он, солдат, сражается за советскую Родину. «Смело идите навстречу врагу. Наше дело правое, победа будет за нами» ­так закончил свою краткую речь Калинин.

         Как -то раз перед вылетом на боевое задание ведомый Харитонова комсомолец Борис Баранов сказал: «Я люблю свою Родину. Готов отдать за неё свою кровь до последней капли. Пока дышу, буду уничтожать фашистских захватчиков».

         Боевые подвиги Харитонова ­ вершина силы человеческого духа. В его фронтовых делах, в подвигах его боевых друзей сконцентрировались сыновняя любовь к Родине, непоколебимая вера в правоту того дела, за которое они шли в схватку с врагом, соединились воедино отвага и дисциплина, честь и совесть советских патриотов.

    Из воспоминаний сослуживца.

ruspekh.ru
Яндекс.Метрика
© 2012-2019 ruspekh.ru, РИА «Руспех». Электронное периодическое издание: Российское информационное агентство Руспех. Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-70166 от 16.06.2017. Учредитель: ООО "Руспех". Главный редактор: Гриднев Андрей Игоревич. На сайте распространяется информация Российского информационного агентства «Руспех» . Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации СМИ: ИА №ФС77-70090 от 16.06.2017. Учредитель: ООО "Руспех".
Адрес редакции: 121170, Москва, ул. 1812 года, 8к1, 6й подъезд, телефон: +7 (495) 24-10-100, email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..
При полном или частичном использовании и воспроизведении материалов сайтов ссылка на РИА «Руспех» обязательна. Для веб-сайтов интерактивная ссылка на сайт ruspekh.ru обязательна. Мнение авторов публикаций может не совпадать с позицией редакции агентства.