Террористический акт на Олимпиаде в Мюнхене

Террористический акт на Олимпиаде в Мюнхене

Теракт на мюнхенской Олимпиаде был совершен 5 сентября 1972 года группой из восьми боевиков радикальной палестинской организации «Черный сентябрь». Террористы ворвались в резиденцию израильской делегации в Олимпийской деревне Мюнхена, расстреляли на месте двоих спортсменов, а еще девятерых взяли в заложники.

     Примечательно, что олимпийская деревня, в которой жили спортсмены во время проведения Игр, не имела вооруженной охраны, и беспокойство по этому поводу со стороны Израиля высказывалось еще до начала Олимпиады.

     Террористы потребовали освободить и обеспечить безопасный проход в Египет 234 палестинцев и прочих неарабов, находящихся в заключении в Израиле и двух немецких радикалов, содержащихся в западногерманских тюрьмах: Андреаса Баадера и Ульрику Майнхоф, а также 16 заключенных, содержавшихся в тюрьмах Западной Европы. Если требования не будут выполнены, террористы обещали убивать каждый час по одному спортсмену. Боевики выбросили через переднюю дверь тело убитого спортсмена, чтобы продемонстрировать свою решимость.

     Ответ Израиля последовал немедленно: никаких переговоров не будет. Официальной политикой Израиля в то время был отказ от переговоров с террористами в любых обстоятельствах, согласно позиции правительства Израиля такие переговоры послужат стимулом для последующих атак. Правительство ФРГ под руководством канцлера Вилли Брандта и федерального министра внутренних дел Ганса-Дитриха Геншера отвергло предложение Израиля послать команду специальных сил в Западную Германию.

     Министр внутренних дел Баварии Бруно Мерк, который совместно с Геншером и шефом мюнхенской полиции Манфредом Шрайбером возглавлял кризисный центр, заявляет, что Израиль вообще не делал подобных предложений.

     Ситуация с заложниками представлялась особенно тяжелой для западногерманских властей, поскольку заложники были евреями. Немцы предлагали палестинцам неограниченные денежные суммы за освобождение атлетов и предлагали в заложники высокопоставленных лиц вместо израильтян, однако террористы отвергли оба предложения.

     Мэр олимпийского городка Вальтер Трегер, президент западногерманского олимпийского комитета Вилли Дауме и баварский министр внутренних дел Бруно Мерк предлагали взять их в заложники взамен спортсменов, но террористы отказались.

     Шеф полиции Мюнхена Манфред Шрайбер и министр внутренних дел Баварии Бруно Мерк вели прямые переговоры с террористами, повторяя предложение о выплате неограниченной суммы денег. Ответ террористов был таков: «Деньги ничего для нас не значат, наши жизни ничего для нас не значат». Египетские советники при Лиге арабских государств пытались помочь достижению соглашения с террористами, но безуспешно. Тем не менее, переговорщикам удалось убедить террористов, что их требования были рассмотрены, и главарь бандитов Иса пять раз продлевал свой «крайний срок».

     В это время в деревне атлеты вели обычный образ жизни, казалось быне обращая внимание на происходящее. Игры продолжались, пока растущее давление на Международный олимпийский комитет не вынудило его приостановить игры на 12 часов после убийства первого атлета.

     В олимпийскую деревню был отправлен небольшой полицейский отряд, состоящий из германских пограничников. Они были одеты в олимпийские куртки и носили с собой пистолеты-пулеметы. Специального оперативного плана освобождения заложников разработано не было. Полицейские находились на позициях, ожидая приказов.

     В это время команды журналистов снимали на камеры действия полиции и передавали свои репортажи в прямой эфир, что давало террористам возможность наблюдать за приготовлениями полиции по телевидению. Террористы увидели, как полицейские прячутся на крыше. Иса пригрозил убить двоих заложников, и полицейским пришлось оставить свои приготовления.

     В ходе кризиса переговорщики требовали прямого общения с заложниками, чтобы убедиться в том, что израильтяне еще живы. Тренер по фехтованию Андре Шпицер, бегло говорящий по-немецки, и тренер по стрельбе Кеат Шор - старший член израильской олимпийской делегации, вели короткие переговоры с германскими властями из окна второго этажа осажденного здания, стоя под прицелом двоих террористов.

     Когда Шпицер попытался ответить на вопрос, его на виду у камер международных корреспондентов ударили прикладом АК-47 и оттолкнули от окна. Несколько минут спустя Ганс-Дитрих Геншер и Вальтер Трегель, глава олимпийской деревни, были допущены на территорию террористов для общения с заложниками. Во время допроса, проведенного кризисной командой, Геншер и Трегель показали, что видели «четверых или пятерых» террористов в апартаментах. Эти цифры были приняты в качестве окончательных.

     В 18:00 по мюнхенскому времени террористы озвучили новое требование о перелете в Каир. Поняв, что физически и психологически крайне тяжело удерживать людей в здании еще одни сутки, террористы потребовали самолет до Каира, а также автобус и вертолеты, чтобы добраться с заложниками до аэропорта.

     Власти ФРГ пошли на обман террористов, якобы согласившись с их требованием перелета в Каир. В 20:10 к дому №31 по Коноллиштрассе прибыл автобус, чтобы увезти террористов и заложников к двум военным вертолетам «Ирокез», эти вертолеты должны были отвезти их на военно-воздушную базу НАТО в Фюрстенфельдбруке.

     Первоначально террористы требовали доставить их в международный аэропорт Мюнхен-Рим, но переговорщики убедили их, что аэропорт Фюрстенфельдбрука будет более удобен. У властей был тайный план операции по освобождению заложников в аэропорту.

     Для засады отобрали пятерых снайперов, расположив их вокруг аэропорта: троих - на крыше диспетчерской башни, один спрятался за служебным грузовиком и один укрылся за парапетом небольшой сигнальной вышки. Ни один из снайперов не прошел специальной подготовки. Члены кризисной команды - Шрайбер, Геншер, Мерк и заместитель Шрайбера Георг Вульф наблюдали и руководили операцией с диспетчерской вышки аэропорта. Также за операцией наблюдали журналисты Кули и Рив, шеф Моссада Цви Замир и один из его заместителей Виктор Коэн.

     На взлетно-посадочной полосе ожидал самолет Боинг-727, внутри него находились пять или шесть полицейских, одетых как члены экипажа. Была достигнута договоренность, что боевики Иса и Тони обследуют самолет. План состоял в том, что как только двое террористов поднимутся на борт, засада нейтрализует их, а снайперы застрелят оставшихся у вертолетов террористов. Разработчики операции думали, что террористов у вертолетов будет не более двух или трех. Однако в ходе перевозки на автобусе кризисная команда насчитала восемь террористов.

     В последнюю минуту перед прибытием вертолетов в аэропорт Фюрстенфельдбрука немецкие полицейские, находящиеся в самолете, решили покинуть его и оставить свое задание, не посоветовавшись с центральным командованием. Против более многочисленной и лучше вооруженной группы террористов осталось только пять снайперов. Полковник Ульрих Вегенер, старший помощник Геншера и впоследствии основатель контртеррористической группы GSG 9, заявил: «Я уверен, что это поставит под удар всю операцию!».

     Вертолеты приземлились в 22:30, из них вышли четверо пилотов и шесть террористов. В то время, как четверо террористов держали на мушке пилотов, нарушив свое обещание не брать немцев в заложники, Иса и Тони отправились на осмотр самолета и обнаружили, что он пуст. Поняв, что немцы устроили им ловушку, Иса и его товарищ рванули обратно к вертолетам.

     Когда они пробегали мимо диспетчерской вышки, снайпер №3 решил воспользоваться последним шансом уничтожить командира террористической группы и выстрелил в Ису, но ввиду плохого освещения промахнулся и вместо Исы попал в Тони, ранив его в бедро. Власти отдали снайперам приказ открыть огонь.

     В последующем хаосе двое террористов - Ахмед Чик Таа и Афиф Ахмед Хамид, удерживающие пилотов вертолетов, были убиты, оставшиеся в живых террористы укрылись за и под вертолетами, оказавшись вне линии огня снайперов, и открыли ответный огонь, разбивая светильники аэропорта. Антон Флигер Бауэр,полицейский, находившийся на диспетчерской вышке, был убит. Пилоты вертолетов спаслись бегством, заложники, находившиеся внутри вертолетов, не могли это сделать, поскольку были связаны. В ходе перестрелки заложники тайком пытались освободиться от своих пут, после окончания операции на веревках были обнаружены следы зубов.

     У полиции ФРГ не было бронетранспортеров наготове, и они вызвали бронетехнику только во время боя. Дороги к аэропорту были загружены, и бронетранспортеры прибыли на место только к полуночи. С их появлением террористы поняли, что существующая патовая ситуация изменилась и, видимо, запаниковали при мысли о провале операции.

     В шесть минут после полуночи 6 сентября один из них повернулся к заложникам в вертолете, который находился с восточной стороны, и расстрелял их в упор из автомата Калашникова - Шпрингер, Халфин и Фридман погибли сразу. Бергер, дважды раненный в ногу, вероятно, пережил первоначальный расстрел, поскольку посмертное вскрытие установило, что он умер, задохнувшись дымом. Затем террорист сорвал чеку и забросил гранату в кабину; последующий взрыв разнес вертолет, заложники, находящиеся внутри, сгорели.

     После этого Иса побежал по взлетно-посадочной полосе, стреляя по полиции, но был убит ответным огнем. Террорист Халид Явад пытался убежать, но был сражен снайпером №2. Происшедшее с остальными заложниками продолжает оставаться предметом дискуссий. Согласно результатам расследования немецкой полиции, один из снайперов и несколько заложников попали под выстрелы полиции.

     Реконструкция событий показала, что третий террорист стоял у двери вертолета с западного края и поливал заложников огнем из своего автомата. Заложники Гутфройнд, Шор, Славин, Шпицер и Шапиро получили по четыре попадания каждый. Только тело Зеева Фридмана из восточного вертолета осталось сравнительно невредимым: его выбросило из вертолета взрывом. Точную причину смерти заложников в восточном вертолете установить сложно, поскольку взрыв и последующий пожар сжег их тела почти до неузнаваемости.

     Трое оставшихся в живых террориста легли на землю и были захвачены полицией. Джамаль аль-Гаши был ранен в правое запястье, Мохамед Сафади был ранен в бедро, Аднан аль-Гаши был невредим. Тони убежал с поля боя, но полиция пустила по следу собак и обнаружила его спустя 40 минут на стоянке для машин аэропорта. Его загнали в угол, забросали гранатами со слезоточивым газом и застрелили после короткой перестрелки. К 01:30 все было закончено. Перестрелка длилась почти полтора часа с небольшим перерывом.

     Израильская разведка «Моссад», выполняя специальное задание своего премьер-министра, начала поиск организаторов мюнхенского теракта - операцию «Гнев Божий». Было принято решение о физическом уничтожении 13 лиц, прямо или косвенно причастных к подготовке и осуществлению захвата заложников. В операции принимал участие будущий премьер-министр Израиля Эхуд Барак. Все эти события легли в основу ряда фильмов, книг и статей.

Список погибших израильских спортсменов в результате теракта:

Имя Профессия Судьба
Зеев Фридман штангист убит при взрыве вертолёта гранатой
Йосеф Романо штангист убит при попытке сопротивления в начале
Давид Бергер штангист убит при взрыве вертолёта гранатой
Элиэзер Халфин борец убит при взрыве вертолёта гранатой
Марк Славин борец застрелен в другом вертолёте
Йосеф Гутфройнд судья по классической борьбе застрелен в другом вертолёте
Яаков Шпрингер судья по тяжёлой атлетике убит при взрыве вертолёта гранатой
Андре Шпицер тренер по фехтованию застрелен в другом вертолёте
Кехат Шор тренер по стрельбе застрелен в другом вертолёте
Моше Вайнберг тренер по борьбе убит в качестве примера
Амицур Шапира тренер по лёгкой атлетике застрелен в другом вертолёте
Союз Журналистов России

Союз Журналистов России

Известные музыкальные коллективы

Известные музыкальные коллективы

Известные Писатели России

Известные Писатели России

Военные преступления

Военные преступления

Великие Изобретения и Технические новинки

Великие Изобретения и Технические новинки